Казыр — Intro

Суровые и беспощадные испытания начинаются уже по дороге. Маршрут настолько кривожопо сформирован, что я вообще удивляюсь, как туда попадают люди. Для начала, выезжать надо ночью — для меня, любителя поспать, это пытки и ад. И это еще хорошо, что эту ночь я провел в Новокузнецке у Димона, с которым мы весь вечер трепались, пялились в комп и занимались прочими очень важными делами.

Последняя возможность отправить смски и поговорить. Связь исчезнет уже минут через 10.

Последняя возможность отправить смски и поговорить. Связь исчезнет уже минут через 10.

Ехать же надо сначала в Междуреченск, а потом оттуда в 6 утра (!!!) садиться на електричку до Бискамжи. А ведь было время, что я и из Кузни добирался до славного города М. на электричке, потом мы тупили часок-другой на вокзале, и только потом был этот шестичасовой поезд. Так что дорога изначально из Новокузнецка — это огромная удача, так как позволяет поспать хотя бы часть ночи.

И вот на дворе 4 часа утра, мы вчетвером грузимся в Наташкин супер-рафик, и стартуем в Междуру. Там оставляем его на стоянке на продолжительное время и перебазируемся в вокзал. Народ традиционно прибывает перед самым поездом, так что погрузка проходит далеко не в одиночестве. Но как бы то ни было, мы едем.

Отряд не заметил потери бойца.

Отряд не заметил потери бойца.

Сначала, как водится, все бодрятся, пьют чай, разговаривают, но проходит меньше часа, и зверски хочется куда-нибудь завалиться и вырубиться часов на пять. Так что рано или поздно все пытаются дремать на лавках или рюкзаках. Впереди еще столько всего тяжелого, что даже думать об этом не хочется :)

 

Переправа через реку.

Переправа через реку.

Проезжаем Лужбу. Конечно же обсудили склоны, их лавиноопасность и интересность рельефа, делать-то все равно больше нечего :) Следующая станция — наша, и поезд стоит там ровно столько, чтобы успеть выбросить чехлы и выпрыгнуть самим (минуты две, что ли). Мы стоим на берегу реки, через которую нам нужно перебраться и начать скорбный путь в сторону приютов.

Красиво там все-таки..

Красиво там все-таки..

Опять же, сначала все хорошо. Снега — мама дорогая, и он красиво разбросан по округе, огромными шапками вися на деревьях и кустах. Повсюду следы мелкой живности, нетронутые просторы, яркое солнце — красота-то какая, братцы! Но идиллия быстро заканчивается. Сначала начинает ощущаться стремительно крепнущий мороз: ресницы начинают слипаться, когда моргаешь, потом обмерзают от дыхания воротники курток, потом начинает уже и под одежду добираться. А потом начинает мешать непристегнутый к рюкзаку чехол с доской, который приходится постоянно перевешивать и перекладывать из руки в руку, сказывается недосып и общая утомленность. Еще немного, и дорога переходит на теневую сторону, и холод ужесточается.

Так что появление в поле зрения моста воспринимается как некое избавление — сейчас хотя бы произойдет смена деятельности, и идти придется с меньшим количеством барахла. Но в гору :)

Плосчкач (хаха!) пройдет, мы побрели в гору.

Плосчкач (хаха!) пройдет, мы побрели в гору.

Тропежка. Обожаю! Мои слабые попытки соскочить и малодушно пойти в приют всеми игнорируются. Внизу остается Диман, из-за травмированного колена до сих пор не катающийся, а мы переодеваемся, нацепляем биперы и начинаем неспешно подниматься.

Начало тропы идет крайне неудобно, но это оптимальный вариант, ничего не поделать. Но даже когда мы подходим к подножию и начинаем идти резко вверх, удобнее не становится. Диман сначала выступал на тему того, что идти в лыжных ботинках удобнее, чем в снегоступах, но потом все же сдался, и выпустил меня вперед. Проходим метров 30, хрясь, палка проваливается на месте предполагаемого наста еще сантиметров на 50, и попадает в достаточно большой карман «соли». На ней лежит пласт, и это в общем-то не сильно радует — склон откровенно лавиноопасен. Отходим в сторону, продолжаем подъем, но местами все-таки натыкаемся на такие же участки, и оптимизма это не прибавляет.

Димон по дороге намечает суровый дроп с коротким приземлением. Но место такое живописное, что все-таки решает с него бомбануть. Но завтра ) А пока мы продолжаем ползти.. Все хорошее рано или поздно заканчивается, вот и мы почти забрались наверх, остановившись буквально метрах в 20. Да, пройти их будет тоже тяжело (на следующий день мы в полной мере ощутили насколько), но впереди еще столько всего, так что мы решаем метнуться вниз и идти дальше. Тем более, что оставшийся внизу Диман уже успел сходить до приютов, предупредить, что мы на подходе, и там затопили печку и вообще готовят цыган и медведя. Еще он сказал, что там же присутствует какой-то «сноубордист из Калтана» (Калтан — это зажопье Кемеровской области (калтанцы, не обижайтесь, я объективен :)), и наличие там сноубордиста уже можно расценивать как чудо).

Основные прыжки начнутся завтра.

Основные прыжки начнутся завтра.

Но это будет потом, а сначала нам еще нужно спуститься вниз. Единственный лыжник в нашей группе жахнул по прямой с небольшим траверсом, проверяя склон, за ним отправилась Наташка, и последним я, забывший внизу маску, и из-за этого сильно страдающий от ветра в лицо. Потом мы помчались вниз, а Диман даже нашел небольшой дроп, с которого сиганул, не прерывая спуска.

Тяжелым, конечно, получился наш первый подъем. Но бывали времена, когда подняться вообще не удавалось из-за огромного количества снега. В нем невозможно было тропить, и выезд превращался просто в сидение в приюте и кратковременные вылазки наружу.

Нижний лагерь пуст и заброшен.

Нижний лагерь пуст и заброшен.

Пусть до приютов проходит уже веселее. Близость теплого домика настраивает на позитив. Проходим нижний лагерь — похоже, в нем и не жили все последнее время, еще немного, и мы доберемся до места. Очередные 20 минут пути, и вот уже знакомые окрестности и первые постройки.

В лагере пополнение по сравнению с моим прошлым визитом — несколько собак, среди которых будущий герой Кай — слепой на оба глаза, но не теряющий при этом оптимизма пес, который носится по всей округе, по запаху находя дорогу домой. Интересно, будет ли он в следующий раз?

Первый вечер был именно таким, каким и должен быть — захват углов и крючков, приготовление пищи, обсуждение изменений, заготовка дров и быстрый сон — вся тяжесть прошедшего дня навалилась стремительно и беспощадно. Завтра будет Japan. Но мы еще не знаем об этом :)

А вот и второй не выдержал :)

А вот и второй не выдержал :)

Мороз уже подкрадывается - ресницы обмерзли :)

Мороз уже подкрадывается - ресницы обмерзли :)

Сиськи!

Сиськи!

Справа виден Кулер - мы все дни будем посматривать в сторну этого маршрута, но так и не.

Справа виден Кулер - мы все дни будем посматривать в сторну этого маршрута, но так и не.

Левая открытая зона - Классика. Там мы окажемся послезавтра.

Левая открытая зона - Классика. Там мы окажемся послезавтра.

Наташечка готовится заложить вираж.

Наташечка готовится заложить вираж.

А внизу она как муравей взваливает на себя огромный рюкзак и вприпрыжку идет с ним до лагеря :)

А внизу она как муравей взваливает на себя огромный рюкзак и вприпрыжку идет с ним до лагеря :)

Вечер, все уже начинают приготовления ко сну.

Вечер, все уже начинают приготовления ко сну.

Еще один наш постоялец.

Еще один наш постоялец.

Кай.

Кай.

 

comments powered by HyperComments
Маша
2012-07-11 14:57:43
Классно пишешь! Как будто кино смотрю:) Смешное и эпическое одновременно))
Алексей
2012-08-18 10:37:49
http://vimeo.com/27110722
Юрий
2012-08-30 07:38:38
Отличные статьи! а какое время ездили на казыр, в какие месяца?
Teemu
2012-08-30 18:02:10
Середина января.